УКР
УКР

Video: В Китае начались масштабные этнические чистки

Китайские власти, в попытке усмирить потенциально мятежный регион, отправили в места лишения свободы сотни тысяч мусульман-уйгуров. На Западе это уже назвали этническими чистками.

комунізм у китаї

Синцзянь-Уйгурский автономный район — крупнейший и самый неспокойный регион Китая. Половина населения района — мусульмане, в основном уйгуры по национальности, но есть также значительные общины казахов и киргизов. Коммунистическое руководство Китая традиционно не доверяет собственным гражданам-мусульманам, считая, что среди них сильны сепаратистские настроения и, прежде всего, стремление к воссозданию разгромленного еще в ХVIII веке национального уйгурского государства с исламом в качестве официальной религии — Восточного Туркестана. Это недоверие стало причиной превращения Синцзянь-Уйгурского района в, наверное, самый насыщенный сотрудниками спецслужб уголок мира.

Но к каждому уйгуру, которых там порядка 12 миллионов человек, сексота не приставишь, поэтому власти годами работают над пропагандой прокитайских настроений. То есть, пытаются действовать и кнутом и пряником, например, взяв под свой контроль процедуру назначения имамов мечетей – по сути, глав мусульманских общин. Часто, кстати, в нарушение всех религиозных традиций и предписаний, имамами назначаются женщины. Неофициально это объясняется тем, что женщины менее склонны к радикализму и, скорее всего, не будут агитировать верующих вступить, например, в Исламскую партию Восточного Туркестана или другие группировки, время от времени участвующие в стычках с силовиками.

В такого рода группировках состоит несколько тысяч человек из многомиллионного населения района, но Пекин боится, что их влияние и популярность растут вслед за ростом популярности радикальных исламистских течений на Ближнем Востоке и в Средней Азии, таких как ИГИЛ и Талибан. Эти опасения были подкреплены информацией о нескольких десятках или даже сотнях жителей Синцзянь-Уйгурского района, которые в последние годы смогли нелегально выбраться из Китая и присоединиться к так называемому «Исламскому государству» в Сирии и Ираке. Отъезд этих людей стал поводом для усиления антиуйгурских и в, целом, антиисламских мер. По некоторым данным, жителям региона вот уже несколько лет нельзя называть своих детей мусульманскими именами — чиновники указывают в свидетельствах о рождении только китайские имена новорожденных. Из домов заподозренных в нелояльности насильно выносят всю исламскую атрибутику, такую как религиозные книги и изображения священных для мусульман мест. Взамен развешиваются красные флаги и портреты основателя коммунистического Китая Мао Дзе Дуна.

Однако, и это не предел. Западные правозащитники несколько месяцев назад заговорили о практике отправки целых семей в лагеря политической переподготовки — так называются места лишения свободы, в которых заключенных содержат месяцами без предъявления обвинений. Во время заключения уйгурам читаются бесконечные лекции о несостоятельности сепаратистских идей и величии единого коммунистического Китая.

Пытаясь лишить людей национальной и религиозной идентичности, китайские власти играют с огнем. Опыт американцев, отправивших после оккупации Ирака десятки тысяч человек в похожие лагеря, показывает, что результат пребывания в них оказывается прямо противоположным ожидаемому. Так, именно в одном из подобных лагерей смогли впервые встретиться и обменяться идеями люди, которые позже основали ИГИЛ.

В Китае начались масштабные этнические чистки

0 - 0 Коментувати

Китайские власти, в попытке усмирить потенциально мятежный регион, отправили в места лишения свободы сотни тысяч мусульман-уйгуров. На Западе это уже назвали этническими чистками.

комунізм у китаї

Синцзянь-Уйгурский автономный район — крупнейший и самый неспокойный регион Китая. Половина населения района — мусульмане, в основном уйгуры по национальности, но есть также значительные общины казахов и киргизов. Коммунистическое руководство Китая традиционно не доверяет собственным гражданам-мусульманам, считая, что среди них сильны сепаратистские настроения и, прежде всего, стремление к воссозданию разгромленного еще в ХVIII веке национального уйгурского государства с исламом в качестве официальной религии — Восточного Туркестана. Это недоверие стало причиной превращения Синцзянь-Уйгурского района в, наверное, самый насыщенный сотрудниками спецслужб уголок мира.

Но к каждому уйгуру, которых там порядка 12 миллионов человек, сексота не приставишь, поэтому власти годами работают над пропагандой прокитайских настроений. То есть, пытаются действовать и кнутом и пряником, например, взяв под свой контроль процедуру назначения имамов мечетей – по сути, глав мусульманских общин. Часто, кстати, в нарушение всех религиозных традиций и предписаний, имамами назначаются женщины. Неофициально это объясняется тем, что женщины менее склонны к радикализму и, скорее всего, не будут агитировать верующих вступить, например, в Исламскую партию Восточного Туркестана или другие группировки, время от времени участвующие в стычках с силовиками.

В такого рода группировках состоит несколько тысяч человек из многомиллионного населения района, но Пекин боится, что их влияние и популярность растут вслед за ростом популярности радикальных исламистских течений на Ближнем Востоке и в Средней Азии, таких как ИГИЛ и Талибан. Эти опасения были подкреплены информацией о нескольких десятках или даже сотнях жителей Синцзянь-Уйгурского района, которые в последние годы смогли нелегально выбраться из Китая и присоединиться к так называемому «Исламскому государству» в Сирии и Ираке. Отъезд этих людей стал поводом для усиления антиуйгурских и в, целом, антиисламских мер. По некоторым данным, жителям региона вот уже несколько лет нельзя называть своих детей мусульманскими именами — чиновники указывают в свидетельствах о рождении только китайские имена новорожденных. Из домов заподозренных в нелояльности насильно выносят всю исламскую атрибутику, такую как религиозные книги и изображения священных для мусульман мест. Взамен развешиваются красные флаги и портреты основателя коммунистического Китая Мао Дзе Дуна.

Однако, и это не предел. Западные правозащитники несколько месяцев назад заговорили о практике отправки целых семей в лагеря политической переподготовки — так называются места лишения свободы, в которых заключенных содержат месяцами без предъявления обвинений. Во время заключения уйгурам читаются бесконечные лекции о несостоятельности сепаратистских идей и величии единого коммунистического Китая.

Пытаясь лишить людей национальной и религиозной идентичности, китайские власти играют с огнем. Опыт американцев, отправивших после оккупации Ирака десятки тысяч человек в похожие лагеря, показывает, что результат пребывания в них оказывается прямо противоположным ожидаемому. Так, именно в одном из подобных лагерей смогли впервые встретиться и обменяться идеями люди, которые позже основали ИГИЛ.

Якщо ви знайшли помилку, будь ласка, виділіть фрагмент тексту та натисніть Ctrl+Enter.

08.08.2018
Загрузка...

Дивіться на ICTV


Зареєструйтесь

Увійти, використавши ваші дані

Забули пароль?

Відновлення паролю

Увійти через соц. мережу

ВГОРУ
Вгору

    Повідомити про помилку

    Текст, який буде надіслано нашим редакторам: