УКР
УКР

Video: Независимость каталонцев невозможна без согласия Мадрида

Несмотря на сопротивление испанских властей и осуждение со стороны остального цивилизованного мира, каталонцы организовали и провели референдум о независимости своей провинции.

И, честно говоря, даже не важно, сколько в итоге человек проголосовало за выход Каталонии из состава Испании, а сколько — против. Ведь с точки зрения официального Мадрида, любой сепаратистский референдум — это преступление. А значит, на официальном уровне результаты такого рода голосования могут принять всерьез только окончательно потерявшие связь с реальностью Испании изгои.

Но факт остается фактом: в одной из крупнейших и богатейших провинций европейского государства сепаратистские настроения столь сильны, что ни аресты, ни резиновые пули, ни слезоточивый газ не смогли удержать сотни тысяч человек дома в день голосования на референдуме о независимости Каталонии. Референдуме, хоть и нелегитимном, с точки зрения европейского законодательства, но все равно не идущем ни в какое сравнение с организованными Кремлем голосованиям на оккупированных украинских землях – в Крыму и на Донбассе.

Раніше ми писали: Почему сепаратизм поднимает голову в Европе и на Ближнем Востоке?

В том же Крыму так называемый референдум проводился оккупантами с целью придать видимость хоть какой-то законности вторжению на чужую территорию. Каталонцы же голосовали сами по себе — никакая другая страна не вторгалась в эту испанскую провинцию и не диктовала свои условия местным Кабмину и Парламенту. Так что, каталонцев, в отличие от тех крымчан, что приняли участие в фейковом референдуме, нельзя обвинить в сотрудничестве с оккупантом.

Кроме того, в отличие от наспех придуманных кремлевскими политтехнологами народов Донбасса и Крыма, каталонцы — настоящая нация, со своим языком, традициями и культурой.

И для многих в Каталонии стремление к независимости — это реализация права на самоопредление нации. Настоящего самоопределения, а не вымышленного, как в марионеточных псевдореспубликах Донбасса или Приднестровья. Идеологи каталонского сепаратизма говорят, что их народ имеет такое же право на свое национальное государство, как и грузинский, чешский, украинский, да и любой другой. И они отчасти правы: каталонских сепаратистов действительно корректнее сравнивать с активистами народно-освободительных движений дореволюционных времен, чем с коллаборантами, для которых независимость — лишь способ продать себя подороже очередному оккупанту.

Но другая часть правды состоит в том, что без согласия Мадрида настоящей независимости не будет. И согласия этого лучше добиваться мирным путем. Если это еще после уже пролитой крови возможно.     

Больше смотрите в видео

Смотрите также: Чем отличаются сепаратисты от террористов?

Независимость каталонцев невозможна без согласия Мадрида

0 - 0 Коментувати

Несмотря на сопротивление испанских властей и осуждение со стороны остального цивилизованного мира, каталонцы организовали и провели референдум о независимости своей провинции.

И, честно говоря, даже не важно, сколько в итоге человек проголосовало за выход Каталонии из состава Испании, а сколько — против. Ведь с точки зрения официального Мадрида, любой сепаратистский референдум — это преступление. А значит, на официальном уровне результаты такого рода голосования могут принять всерьез только окончательно потерявшие связь с реальностью Испании изгои.

Но факт остается фактом: в одной из крупнейших и богатейших провинций европейского государства сепаратистские настроения столь сильны, что ни аресты, ни резиновые пули, ни слезоточивый газ не смогли удержать сотни тысяч человек дома в день голосования на референдуме о независимости Каталонии. Референдуме, хоть и нелегитимном, с точки зрения европейского законодательства, но все равно не идущем ни в какое сравнение с организованными Кремлем голосованиям на оккупированных украинских землях – в Крыму и на Донбассе.

Раніше ми писали: Почему сепаратизм поднимает голову в Европе и на Ближнем Востоке?

В том же Крыму так называемый референдум проводился оккупантами с целью придать видимость хоть какой-то законности вторжению на чужую территорию. Каталонцы же голосовали сами по себе — никакая другая страна не вторгалась в эту испанскую провинцию и не диктовала свои условия местным Кабмину и Парламенту. Так что, каталонцев, в отличие от тех крымчан, что приняли участие в фейковом референдуме, нельзя обвинить в сотрудничестве с оккупантом.

Кроме того, в отличие от наспех придуманных кремлевскими политтехнологами народов Донбасса и Крыма, каталонцы — настоящая нация, со своим языком, традициями и культурой.

И для многих в Каталонии стремление к независимости — это реализация права на самоопредление нации. Настоящего самоопределения, а не вымышленного, как в марионеточных псевдореспубликах Донбасса или Приднестровья. Идеологи каталонского сепаратизма говорят, что их народ имеет такое же право на свое национальное государство, как и грузинский, чешский, украинский, да и любой другой. И они отчасти правы: каталонских сепаратистов действительно корректнее сравнивать с активистами народно-освободительных движений дореволюционных времен, чем с коллаборантами, для которых независимость — лишь способ продать себя подороже очередному оккупанту.

Но другая часть правды состоит в том, что без согласия Мадрида настоящей независимости не будет. И согласия этого лучше добиваться мирным путем. Если это еще после уже пролитой крови возможно.     

Больше смотрите в видео

Смотрите также: Чем отличаются сепаратисты от террористов?

Якщо ви знайшли помилку, будь ласка, виділіть фрагмент тексту та натисніть Ctrl+Enter.

03.10.2017
Загрузка...

Дивіться на ICTV


Зареєструйтесь

Увійти, використавши ваші дані

Забули пароль?

Відновлення паролю

Увійти через соц. мережу

ВГОРУ
Вгору

    Повідомити про помилку

    Текст, який буде надіслано нашим редакторам: