УКР
УКР

Video: Мацарский о том, почему нацистские движения до сих пор популярны

Ультраправая националистическая, часто почти нацистская риторика в последние годы по душе не только европейскому избирателю, которого пугают сирийскими и сомалийскими беженцами. В Азии и на Ближнем Востоке крайне правые партии и движения тоже набирают популярность.

нацизм фото

Противники демократии любят повторять, что Гитлер пришел к власти самым что ни на есть демократическим путем, победив вместе с нацистской партией на честных выборах. Конечно же, это не так. На последних настоящих межвоенных выборах в 1933 нацисты действительно получили впечатляющие почти 44% мест в рейхстаге, но были лишь одной из множества партий без каких-либо особых полномочий. Ничего демократического в последующем захвате власти Гитлером и его окружением не было. Наоборот, все было максимально далеко от честного прихода к власти: и поджег здания парламента, в котором обвинили коммунистов, и последующее изгнание компартии из рейхстага, и запрет всех остальных партий, кроме нацистской — все это было, мягко говоря, совсем не демократично.

Нынешние нацистские и околонацистские партии в разных точках планеты порой умудряются добиваться успеха на выборах, но, к счастью для их же избирателей, вторую часть гитлеровского плана не выполняют: оппонентов не запрещают, власть не захватывают. Более того, преспокойно договариваются с теми, кого их предшественники на дух не переносили. Так, та же сирийская социал-националистическая партия входит в состав провластной парламентской коалиции, в которой первую роль играет, конечно асадовская БААС, а вот на вторых активны социалисты и даже коммунисты. Но даже вопрос политической беспринципности и приспособленчества не так любопытен, как вопрос: почему же крайне националистические или даже нацистские партии и движения популярны до сих пор, несмотря на чудовищный, стоивший человечеству миллионы жизней эксперимент по установлению нацистской диктатуры в Европе?

Нацизм — это самый примитивный ответ на трудности окружающего мира, самая простая, почти рефлекторная реакция на что-то непонятно или пугающее. Вот, в 20-30-е годы прошлого века народ Германии оказалася в ситуации, абсолютно ему непривычной и унизительной: мировая война проиграна, значительные территории отторгнуты, монархия — когда-то основа основ государства — и та рухнула. Люди испуганы и ошеломлены, ни у кого нет действенного рецепта выхода из затянувшегося кризиса. Ни у кого, кроме нацистов. Этих запретить, этих расстрелять, этих — по тюрьмам, говорят нацисты и обещают, что после этого жизнь непременно наладится. Они не предлагают тяжело работать и переосмысливать ошибки, не предлагают двигаться вперед, учиться новому и преодолевать трудности. У них есть готовый рецепт: мы живем плохо, потому что нам мешают, как только мы разберемся с теми, кто нам мешает, мы тут же заживем хорошо.

Кто мешает — это отдельный разговор. Нацистам третьего рейха мешали евреи, ромы, гомосексуалисты, отчасти славяне. Сирийским нацистам мешают те же евреи, пришлые, по их мнению, не арабы и американцы. Пакистанские ультраправые винят в бедах страны индийцев, шиитов и опять же американцев. Даже кое-где в Европе, благодаря поискам тех, из-за кого якобы все плохо, популярность ультраправых растет. Человек разумный, впрочем, в сторону даже хорошо замаскированного нацизма точно не повернется. И дело тут не только в том, что умный человек умеет делать выводы из истории. В том числе, и истории Второй Мировой. Дело еще и в том, что умный человек понимает, что проблемы не решаются чьим-то изгнанием или уничтожением. Простые ответы на сложные вопросы — это утопия, за которую приходится платить буквально жизнями целых поколений.

Юрий Мацарский, политический обозреватель

Также смотрите: Россия уничтожает религиозные меньшиства в Сирии

Мацарский о том, почему нацистские движения до сих пор популярны

0 - 0 Коментувати

Ультраправая националистическая, часто почти нацистская риторика в последние годы по душе не только европейскому избирателю, которого пугают сирийскими и сомалийскими беженцами. В Азии и на Ближнем Востоке крайне правые партии и движения тоже набирают популярность.

нацизм фото

Противники демократии любят повторять, что Гитлер пришел к власти самым что ни на есть демократическим путем, победив вместе с нацистской партией на честных выборах. Конечно же, это не так. На последних настоящих межвоенных выборах в 1933 нацисты действительно получили впечатляющие почти 44% мест в рейхстаге, но были лишь одной из множества партий без каких-либо особых полномочий. Ничего демократического в последующем захвате власти Гитлером и его окружением не было. Наоборот, все было максимально далеко от честного прихода к власти: и поджег здания парламента, в котором обвинили коммунистов, и последующее изгнание компартии из рейхстага, и запрет всех остальных партий, кроме нацистской — все это было, мягко говоря, совсем не демократично.

Нынешние нацистские и околонацистские партии в разных точках планеты порой умудряются добиваться успеха на выборах, но, к счастью для их же избирателей, вторую часть гитлеровского плана не выполняют: оппонентов не запрещают, власть не захватывают. Более того, преспокойно договариваются с теми, кого их предшественники на дух не переносили. Так, та же сирийская социал-националистическая партия входит в состав провластной парламентской коалиции, в которой первую роль играет, конечно асадовская БААС, а вот на вторых активны социалисты и даже коммунисты. Но даже вопрос политической беспринципности и приспособленчества не так любопытен, как вопрос: почему же крайне националистические или даже нацистские партии и движения популярны до сих пор, несмотря на чудовищный, стоивший человечеству миллионы жизней эксперимент по установлению нацистской диктатуры в Европе?

Нацизм — это самый примитивный ответ на трудности окружающего мира, самая простая, почти рефлекторная реакция на что-то непонятно или пугающее. Вот, в 20-30-е годы прошлого века народ Германии оказалася в ситуации, абсолютно ему непривычной и унизительной: мировая война проиграна, значительные территории отторгнуты, монархия — когда-то основа основ государства — и та рухнула. Люди испуганы и ошеломлены, ни у кого нет действенного рецепта выхода из затянувшегося кризиса. Ни у кого, кроме нацистов. Этих запретить, этих расстрелять, этих — по тюрьмам, говорят нацисты и обещают, что после этого жизнь непременно наладится. Они не предлагают тяжело работать и переосмысливать ошибки, не предлагают двигаться вперед, учиться новому и преодолевать трудности. У них есть готовый рецепт: мы живем плохо, потому что нам мешают, как только мы разберемся с теми, кто нам мешает, мы тут же заживем хорошо.

Кто мешает — это отдельный разговор. Нацистам третьего рейха мешали евреи, ромы, гомосексуалисты, отчасти славяне. Сирийским нацистам мешают те же евреи, пришлые, по их мнению, не арабы и американцы. Пакистанские ультраправые винят в бедах страны индийцев, шиитов и опять же американцев. Даже кое-где в Европе, благодаря поискам тех, из-за кого якобы все плохо, популярность ультраправых растет. Человек разумный, впрочем, в сторону даже хорошо замаскированного нацизма точно не повернется. И дело тут не только в том, что умный человек умеет делать выводы из истории. В том числе, и истории Второй Мировой. Дело еще и в том, что умный человек понимает, что проблемы не решаются чьим-то изгнанием или уничтожением. Простые ответы на сложные вопросы — это утопия, за которую приходится платить буквально жизнями целых поколений.

Юрий Мацарский, политический обозреватель

Также смотрите: Россия уничтожает религиозные меньшиства в Сирии

Якщо ви знайшли помилку, будь ласка, виділіть фрагмент тексту та натисніть Ctrl+Enter.

06.08.2018
Загрузка...

Дивіться на ICTV


Зареєструйтесь

Увійти, використавши ваші дані

Забули пароль?

Відновлення паролю

Увійти через соц. мережу

ВГОРУ
Вгору

    Повідомити про помилку

    Текст, який буде надіслано нашим редакторам: