УКР
УКР

Video: Автокефалия: что она значит для украинцев?

Автокефалия будущей украинской поместной церкви может стать главным приобретением последних четырех лет. Потому что она принадлежит к числу вещей, которые невозможно обнулить. Подробнее об этом рассказал Павел Казарин.

купола церкви фото

НАТО появилось 69 лет назад. Евросоюзу, если мерить от Маастрихтского договора, недавно стукнуло 25. Украина стремится в оба объединения, но кто может сказать наверняка, сколько времени просуществует и то, и другое? На этом фоне Томос – быть может, самая важная поворотная точка последних четырех лет. Просто потому, что у него нет срока годности. Обнулить точку конфессионального невозврата не сможем ни мы, ни кто-то еще.

И точно так же обретение автокефалии украинской церковью меняет пространство символического в самой России. И дело не только в вопросе крещения Руси. Нужно понимать, что вся история церковного раскола – это ведь тоже следствие «украинизации» русской церкви.

Николай Каптерев еще в 1912 году писал, что существенным геополитическим фактором, толкавшим Москву на проведение реформы, было «присоединение Украины, тогда находившейся в церковной юрисдикции Константинопольского патриархата». Фактически, российское государство ломало через колено свою церковь еще и для того, чтобы унифицировать обряд с Константинополем и Киевом. Которому, в свою очередь, ничего менять не пришлось. И потому «раскольников» в Украине попросту не было. Украинский греческий обряд всего лишь стал новой нормой для тогдашней России.

Москва любит повторять, что она – Третий Рим. По сути, Томос лишает российское государство сразу двух опор. Трудно считать себя Третьим Римом в ситуации, когда Второй доказывает свою субъектность. А утрата концепции «Третьего Рима», в свою очередь, выносит на поверхность еще одну важную дискуссию. Например о том, что российское государство является наследником не столько Константинополя, сколько улуса Джучи. Он же – Золотая Орда.

Поэтому Томос для украинской церкви – это больше, чем история про предвыборное. Это история про то, как символическое меняет политическое. Просто потому, что будущее принадлежит тому, кто обладает монополией на интерпретацию прошлого.

Смотрите также: Названо 3 причини, чому РПЦ шантажує розколом православ’я

Автокефалия: что она значит для украинцев?

0 - 0 Коментувати

Автокефалия будущей украинской поместной церкви может стать главным приобретением последних четырех лет. Потому что она принадлежит к числу вещей, которые невозможно обнулить. Подробнее об этом рассказал Павел Казарин.

купола церкви фото

НАТО появилось 69 лет назад. Евросоюзу, если мерить от Маастрихтского договора, недавно стукнуло 25. Украина стремится в оба объединения, но кто может сказать наверняка, сколько времени просуществует и то, и другое? На этом фоне Томос – быть может, самая важная поворотная точка последних четырех лет. Просто потому, что у него нет срока годности. Обнулить точку конфессионального невозврата не сможем ни мы, ни кто-то еще.

И точно так же обретение автокефалии украинской церковью меняет пространство символического в самой России. И дело не только в вопросе крещения Руси. Нужно понимать, что вся история церковного раскола – это ведь тоже следствие «украинизации» русской церкви.

Николай Каптерев еще в 1912 году писал, что существенным геополитическим фактором, толкавшим Москву на проведение реформы, было «присоединение Украины, тогда находившейся в церковной юрисдикции Константинопольского патриархата». Фактически, российское государство ломало через колено свою церковь еще и для того, чтобы унифицировать обряд с Константинополем и Киевом. Которому, в свою очередь, ничего менять не пришлось. И потому «раскольников» в Украине попросту не было. Украинский греческий обряд всего лишь стал новой нормой для тогдашней России.

Москва любит повторять, что она – Третий Рим. По сути, Томос лишает российское государство сразу двух опор. Трудно считать себя Третьим Римом в ситуации, когда Второй доказывает свою субъектность. А утрата концепции «Третьего Рима», в свою очередь, выносит на поверхность еще одну важную дискуссию. Например о том, что российское государство является наследником не столько Константинополя, сколько улуса Джучи. Он же – Золотая Орда.

Поэтому Томос для украинской церкви – это больше, чем история про предвыборное. Это история про то, как символическое меняет политическое. Просто потому, что будущее принадлежит тому, кто обладает монополией на интерпретацию прошлого.

Смотрите также: Названо 3 причини, чому РПЦ шантажує розколом православ’я

Якщо ви знайшли помилку, будь ласка, виділіть фрагмент тексту та натисніть Ctrl+Enter.

12.10.2018
Загрузка...

Дивіться на ICTV


Зареєструйтесь

Увійти, використавши ваші дані

Забули пароль?

Відновлення паролю

Увійти через соц. мережу

ВГОРУ
Вгору

    Повідомити про помилку

    Текст, який буде надіслано нашим редакторам: